четверг, 18 апреля 2013 г.

А по пивку?

Копенгаген, уличное кафе
...Сидишь себе в таком кафе в самом центре Копенгагена, потягиваешь ароматный кофе... Ноги, натруженные многочасовой прогулкой по мощеным улицам этого уютного города, гудят... Даже вездесущие велосипедисты почему-то стороной объезжают это местечко. А ведь совсем рядом шумная Стрёгет - самая длинная пешеходная улица Европы.

Хотя, Стрёгет, строго говоря, и не улица вовсе, а множество улочек и маленьких площадей с говорливыми фонтанами... Попробуйте найти это название на картах Google - ничего не выйдет! Это действительно не географическая единица, а привычное для копенгагенцев название ставшей в начале 60-х годов прошлого века пешеходной зоны. А возникла эта "линия" - как, собственно, и переводится название - точь в точь на месте старой дороги из Копенгагена в Роскилле, древнего города, который стал местом упокоения практически всех монархов Дании.

Так вот, отклонившись от курса Стрёгет, выберем кафе потише, чтобы восполнить растраченные калории. Не надо рассчитывать на "датское" печенье: его, в том виде, к которому нас приучили, нет и в помине. К чашечке кофе или горячего шоколада на выбор - десятки, если не сотни видов булочек, плюшек, кренделей... А еще обычные для датчан многоэтажные бутерброды: я бы назвала их даже 3D-бутербродами, в которых ломоть хлеба выполняет роль тарелки, на которую можно положить всё, что душе угодно. И, конечно, побывать в Копенгагене и не выпить "Карлсберга"! Такой поворот событий просто невозможно себе представить.



Пиву этому больше 160 лет, кроме того, семейство Карлсбергов - известные меценаты и спонсоры: например, стараниями Карлсбергов в Копенгагене появилась знаменитая Глиптотека - замечательное собрание скульптуры от древнеегипетских образцов до Родена и Дега. Однако, рассказ о глиптотеке нужен отдельный, так что остановимся пока на констатации факта. Это мы паузу между глотками пива заполняли всего лишь.


Съеден смёрребрёд с маринованой селёдкой, запит пенным. Что ещё надо туристу?

Mange tak, København! Копенгаген, спасибо!



Все права на фотографические изображения и тексты принадлежат автору Елене Попковой
elena@popkova.ru
ziglinda@mail.ru




четверг, 11 апреля 2013 г.

Золотые рыбки в зарослях бамбука

В Пекине, как и в любом другом городе есть художественный квартал. Здесь можно купить произведения классической китайской живописи тушью на рисовой бумаге, кисти и саму рисовую бумагу, резные нефритовые безделушки, книги по искусству. Рядом с толстым смеющимся Хотеем, - буддистским богом богатства и процветания - на пыльных полках антикварных магазинчиков расставлены рабочие, колхозницы и пионеры - армия пропагандистского фарфора времен Мао Цзедуна, Великого Кормчего. Во многих лавочках художники продают свои работы, не отрываясь при этом от процесса производства новых шедевров.

В одной такой лавке я познакомилась с Юнь Гуюейм - известным китайским художником, руководителем Организации классических китайских живописцев Бейджина. Я, зачарованная, стояла и смотрела за летящей кистью Юня, из-под которой выплывали красные рыбы, вырастали коленчатые стрелки бамбука, шуршали лепестками солнечные императорские пионы. Кажется, что это так просто: тушь, мокрая бумага, полусухая кисть, но стоит попробовать, чтобы понять, почему этому искусству, называемому в Китае Гохуа, а в Японии Суми-э, учатся всю жизнь!

Кстати, тушь - это не привычная баночка с черной жидкостью, а сухие и очень твердые брусочки различных цветов, которые надо перед началом рисования растирать в порошок в специальной каменной ванночке, а потом разводить водой до нужной консистенции.
...
Я дома. Я в Санкт-Петербурге. Поднимаю глаза от компьютера: по стене распластались бамбуковые стебельки. Рядом суетятся красные рыбешки...


Все права на фотографические изображения и тексты принадлежат автору Елене Попковой
elena@popkova.ru
ziglinda@mail.ru




Мухомор бессмертия


Маленький рассказ про одноглазого Биргера Магнуссона содержал пассаж о грибочках, который, как выяcнилось, стоит обсудить особо.

Так вот, все войска (во все времена, ясное дело) располагали элитными подразделениями, типа, гвардией: это могло означать либо максимальную верность и близость к правителю, либо невероятную отвагу. А вот отвага-то зачастую стимулировалась не только призывами к чувству патриотизма, тем более, что патриотизм - это достояние современного мира. Патриотизм, говорите?... да ведь он уже, кажется, рудиментарен... Ну, это так, ремарка.

И какие только средства не использовали в качестве лекарства для храбрости! Юлий Цезарь, например, поощрял дорогое оружие своих легионеров: как бросишь, отступая, пусть и тяжёлую амуницию, ежели она украшена золотом и драгоценными каменьями? Спартанские же правители ничего не имели против крепкой, мужской, скажем так, "дружбы". И ведь довольно резонно, поскольку трудно представить струсившего воина, рядом с которым сражается любовник: вот уж стыд и срам... 

Средневековые мусульманские войны не обходились без участия ассисинов, боевой запал которых был невозможен без "необузданного демона гашиша", как писал Шарль Бодлер, знавший предмет не по наслышке... Правители древней Персии опирались на своих "Бессмертных", наркотиком для которых была избранность и приближенность к земной сущности божества в лице царя. "Бессмертные" - по существу гвардейцы, число которых было всегда постоянно и составляло десять тысяч лучших из лучших, храбрейших из храбрых и... тщеславнейших из тщеславных.

Переходя, наконец, к викингам, скандинавским мореходам и воинам, замечу, что и в их достаточно однородной среде были, как говорится, самые-самые. Берсерки по-местному.

Чтобы попасть в Валгаллу - скандинавский рай для храбрецов, павших в бою - чего только не сделаешь! Вот и накачивались берсеки брагой, с хрустом уплетали перед битвой мухоморы, пили кровь медведей и волков, чтобы  потерять страх, не чувствовать боли в схватке с противником. А еще, в качестве меры устрашения, эти, уже почти не люди в своем безумии, шли в бой практически не защищенными: в лучшем случае опоясав чресла волчьей шкурой, а то и вовсе без одежды, потрясая не только мечами, но и мужским своим достоинством! И много еще чего говорили о берсерках, да все ли правда? А может, они сами про себя - опять-таки для острастки - распускали  эти слухи? Как знать.

Хотелось бы, наверное, сказать, что детство и юность человечества - эпоха варварства, дикости, жестокости храбрецов, - или безумцев?- мнящих себя бессмертными. Хотелось бы сказать, но...  Но разве экзерциции на плацу под что-нибудь типа "Не плачь, девчонка" не есть способ изменить сознание марширующих солдатиков?  Изменить, да так, что заставит их, зеленых, в полном смысле слова, осознать себя крохотной частичкой огромного организма, которому нипочём потеря капельки пота со своего гигантского лба. Современная военная наука - это уже не только стратегия и тактика, это еще и психология, которая научит или заставит не думать о боли, страдании и смерти. Как же тут не вспомнить и о мухоморах, и об ассисинах, спрашиваю я вас?

Хотелось бы сказать о варварском детстве человечества, хотелось бы. Но разве человечество повзрослело?..

Курганы викингов в Уппсале, Швеция




Все права на фотографические изображения и тексты принадлежат автору Елене Попковой
elena@popkova.ru
ziglinda@mail.ru